Трэба звесткі здабыць для атрада,
Шмат варожых прайсці перашкод.
Партызану ж зусім небагата,
Партызану шаснаццаты год.

Несмотря на преклонный возраст, Наталья Владимировна Тумашова помнит много стихов на своем родном белорусском языке. И почти все они — про войну, ведь ее детство прошло на оккупированной немцами территории, когда Могилевская область и родная деревня Новая Нива были захвачены фашистами.- Пять лет мне исполнилось, когда началась война. Рядом с деревней проходила железная дорога, поэтому немцев было много. Но партизаны все равно вредили врагам. Фашисты зверствовали. Помню, как на соседней улице сожгли дом вместе с женщинами и детьми за то, что их родственники были партизанами. А самих парней, двух братьев, после пыток расстреляли и куда-то увезли — рассказывает Наталья Владимировна. – Было страшно, немцы на улице могли выстрелить в любого, кто не пришелся им по нраву. Ходили по домам, забирали продукты, скот. Молодых женщин угоняли на работы.
Осенью 1943 года началось освобождение Белоруссии. Отступая, немцы лютовали, сжигали все вокруг. В руинах лежали города, села, больше 1000 предприятий, половина посевных площадей была уничтожена. Территорию Белоруссии «оккупировали» разруха и голод.
— Жили мы бедно. Тут уж не до разносолов, бульбы вдоволь и той не было! И стал потихоньку народ разъезжаться в поисках лучшей доли, — вспоминает Наталья Владимировна. – Отец, Владимир Андреевич, вместе со знакомым, который уже бывал на Алтае, тоже поехал посмотреть, куда можно перевезти семью. Здесь, в Зайцево, тогда жила наша дальняя родственница, и папа решил ее навестить. Очень ему приглянулись здешние места: совсем как на родине – лесочки, поля, лента реки. К тому же в Алтайском крае за трудодни выдавали авансом продукты, а у себя в деревне расчет мы получали только в конце года. В общем, продали дом и переехали сюда. Но родители вернулись обратно в Белоруссию 12 лет спустя — так и не смогли привыкнуть к климату, уехала и сестра Катя, сейчас она живет в нашей деревне Новая Нива. А я на зайцевской земле уже 62 года – корни пустила. Здесь вышла замуж, родила троих детей. А теперь я очень богатая бабушка – у меня 2 внука, 4 внучки и 14 правнуков.
Самые яркие моменты жизни хранятся не только в памяти Натальи Владимировны, но и запечатлены на черно-белых фотографиях. Вот она молодая — двадцать с небольшим, сосредоточенно смотрит в объектив, а в уголке губ притаилась чуть заметная улыбка. Вот свадебное фото – на голове венок из белых цветов и фата, рядом муж, Иван Васильевич, очень серьезный, ведь теперь он глава семьи. Ворох снимков – подруги с фермы, родственники, дети, внуки. С белорусской земли привезла Наталья не только мелодичный язык, но и интересные кулинарные рецепты. Например, цыбульники – луковые лепешки, или луковый суп, суп из бураков.
— Вот вы драники жарите, считаете, что это исконно белорусское блюдо. А мы готовили дранку по-другому. Помню, мама натирала картофель и томила его в чугуне в печи. Это действительно вкус детства — свой, неповторимый, который ни в какое сравнение не идет с жареными драниками, — говорит моя собеседница. – Русская печь она каждому блюду добавляла какую-то изюминку.
Детство и молодость Натальи Владимировны пришлись на тяжелое время, но события тех лет только закалили ее характер, научили не пасовать перед трудностями. Вот они, герои ушедшей эпохи, — хрупкие женщины с большим сердцем и несгибаемым внутренним стержнем.