Заступница земли Алтайской: История чудотворного образа Коробейниковской иконы Казанской Божией Матери

231

Храмы и церкви в честь чудотворных икон строились еще в Византии.Получили они распространение и на Руси. Казанская икона – одна из наиболее чтимых. И не удивительно, что на Алтае на рубеже XIX – XX столетий было более 300 Богородице-Казанских храмов. И среди них церковь в селе Коробейниково, построенная в 1910 году.

Вероятнее всего, строительством храма и его росписью занималась известная мастерская Архипа Александровича Борзенкова, находившаяся в Бийске. Здесь же писались и иконы.

Храмовый образ Божией Матери, как и сам храм, который по своему величию мог бы быть украшением любого крупного города, поражал великолепием всю округу. Божия Матерь была изображена в пурпурном одеянии с благословляющим Богомладенцем на золотом фоне с мозаичным обрамлением.

По рассказам бывшей жительницы села Коробейниково схимонахини Георгии (в миру Дарья Быкова), в засушливую погоду все жители выходили с крестным ходом вокруг села, храмовую икону несли несколько человек, обходили окрестности с молитвами. После этого, как правило, шел дождь. Ничего удивительного в этом рассказе нет. Именно такое отношение было к храмовым иконам с давних времен. Известны крестные ходы во время праздников в Москве, других городах и селах.

Вероятно, особое почитание главной храмовой иконы и определило то, что ее преследовали особо. Когда в 1938 году храм окончательно разорили, все иконы вынули из дорогих риз (которые, по воспоминаниям очевидцев, продали за границу), а затем их уничтожали и использовали для хозяйственных нужд. Некоторым жителям удалось разобрать иконы по домам. Сейчас, возвращенные благочестивыми жителями, они находятся в храме.

О том, как была спасена храмовая икона, мы узнаем из многочисленных преданий, которые собирали верующие люди в селах Коробейниково, Нижнеозерном, городах Барнауле, Бийске. Именно здесь и жили спасительницы иконы Ольга Гавриловна Перегудова и известная своим подвижничеством Домника Фатеевна Капустина. Весть о том, что храмовую икону ликом вверх бросили вместо половой доски в превращенной в зерносклад церкви, разнеслась по всей округе. Не могла об этом не знать и Ольга Перегудова.

Ольга ослепла от оспы в три года. Оставшись сиротой, она жила со старшими родными сестрами, которые научили ее молиться. Молитва стала для юной, а затем и взрослой Ольги главным занятием и смыслом жизни. Она не могла и часа прожить без беседы с Богом, Божией Матерью и святыми угодниками, прекращая молиться только во время короткого сна. К Олюшке Темной, как стали звать ее односельчане, приходили с просьбами помолиться о них, справедливо считая, что молитва чистой души благочестивой страдалицы быстрее достигнет престола Божия.

В 1924 году по приказу властей в Барнауле разрушили женский Богородице-Казанский монастырь. Некоторые монахини вернулись к родственникам в Коробейниково. Они постоянно собирались для совместных молитв у Домники Капустиной в селе Нижнеозерном.

В 1936 году последнего священника, служившего в Казанском храме, отца Романа, по приказу НКВД угнали по этапу, а в 1938 году храм в Коробейниково окончательно закрыли и разграбили.

И вот однажды снится благочестивой Ольге сон. Божия Матерь ей говорит: «Оля, возьми меня, меня топчут» — «Божия Матерь! Как я возьму? Я ведь слепая» — «Скажи людям!»

Проснувшись, Оля до утра маялась, а утром сказала об этом племяннице. «Ты что! Там же сторожа!» — отозвалась племянница. На следующую ночь Ольга опять видит сон, в котором Божия Матерь говорит: «Скажи чуждым (то есть чужим – Прим. авт.)!» Ольга до утра не спала, молилась. Утром зашла бойкая, смелая соседка, которой Оля рассказала сон. Соседка с радостью согласилась идти за иконой. Тогда и племянница осмелела: «Идем вместе!» Сшили мешок и пошли, сказав: «А ты, Оля, молись!»

Пришли к храму и видят, что сторожа нет, на какое-то время он вдруг отлучился (в храме сделали зернохранилище, куда въезжали грузовые машины с зерном). Они икону в мешок – и унесли! По селу разнесся слух, что икону украли, но расследовать никто не стал. Когда принесли икону домой, она была вся затоптана грязью. Вдруг Ольга услышала от иконы голос: «Наклони меня на левую руку, а правой обмой». Она так и сделала с помощью женщин, которые подавали и меняли воду. Когда обмывали образ, то увидели, что икону сильно истерли ногами. Верхний слой крошился, лики Богоматери и Младенца были сильно повреждены и едва различимы. На грунтовке – выбоины и царапины, а посредине иконы – щель шириной в палец. Различимы были только очи Богоматери и младенца.

Женщины молились. Ольга со слезами причитала: «Божия Матерь! Ты за нас страдала, Ты за нас терпела, по Тебе ходили!» И тогда все услышали от иконы голос: «Все, все согрешили!» И вдруг из очей Божией Матери потекли слезы. Об этом в середине 90-х годов рассказывали живые свидетели свершившегося чуда. С тех пор верующие жители сел Коробейниково и Нижнеозерное стали собираться у чудного образа для совместных молитв.

Через некоторое время произошло новое чудо: обновились лики Богоматери и Богомладенца. Раньше были различимы только их контуры без красок, все было в выбоинах и царапинах, а сейчас лики стали различимы.

В 1960 году Ольга оказалась по адресу улица Степная, дом 14, что на поселке Восточном. Как свидетельствуют соседи и знавшие их люди, сестры жили в Барнауле привычной молитвенно-духовной жизнью. Пришло время, и сестра Ольги умерла. К ней пришли Варвара и Федор Шилкины и позвали ее к себе жить. А Ольга, вдруг улыбаясь, рассказала им, какой у них дом, сколько комнат в нем и какие они. «А я буду жить в той комнате, где одно окно, и проживу у вас около одиннадцати лет». Так Ольгу перевезли на новое место жительства, а икону поставили там, где она указала. В дом, где теперь жила Ольга Перегудова, часто заходили верующие православные люди, и она знала, как менялся образ Божией Матери. Когда заходили люди благочестивые, икона покрывалась золотистыми звездочками, если неверующие – не было ни одной звездочки. Замечали, что икона меняла цвет: молились – светлела, когда занимались мирскими разговорми и суетой, лик темнел и выражение его становилось грустным.

В пасхальную ночь (8/9 апреля) 1972 года икона полностью обновилась, поверхность ее стала гладкой, изображение четким, одеяния Божией Матери и Богомладенца засветились яркими красками. По горячим непрерывным молитвам благочестивой Олюшки Темной Господь явил свою милость к нам грешным – чудо обновления Коробейниковской Казанской иконы Божией Матери.

8 сентября 1977 года Ольга умерла, прожив у Варвары и Федора 10 лет, 10 месяцев и полмесяца, то есть около 11 лет, как и предсказала ей Божия Матерь. Вскоре умерла и Варвара. Федор остался в доме один. Так как старому человеку одному управляться в большом доме трудно, то Федор пригласил в помощь немолодую невестку, вдову старшего сына. Эта хозяйственная женщина навела порядок в доме, но оказалось, что она любит выпить. И к ней пошли такие же друзья.

Верующие люди к Федору ходить перестали, молитвы прекратились. Федор тяжело заболел (ему было за восемьдесят), у него появилась неотступная мысль: «Икону-то могут продать и пропить. Нужно скорее определить ее на место». Своими опасениями он поделился со сторожем Покровского храма Федором Кривлевым, который в ноябре 1992 года обратился к верующей женщине Галине Викторовне Любицкой, жившей близ Покровского кафедрального собора в Барнауле, с просьбой временно поставить у нее в домике икону. В то время в Коробейниково начали восстанавливать Казанский храм, и они решили, что следует вернуть икону на свое место.

Галина Любицкая (монахиня Глафира, в схиме Евлогия), согласившаяся взять икону, видела этот образ Богоматери еще в 60-х годах. Когда она с Клавдией Бурачевской и Федором Кривлевым приехала за иконой, то с удивлением сказала: «Это не та икона!» — так разительно было ее преображение. На что Федор Шилкин ответил: «Другого образа в нашем доме и не было».

Чудеса от обновившегося образа Божией Матери продолжались и в доме монахини Глафиры. Ежедневно потоком шли люди поклониться иконе. Достойным, благочестивым икона показывалась в чудном виде. Например, женщина из церковного хора увидела Божию Матерь живой и стоящей на облаке.

В феврале 1994 года молодая, красивая, модно одетая женщина не смогла пройти дальше порога, испуганно сказав, что ее не пускает какая-то сила. Весной 1993 года к иконе Божией Матери приехала из Бийска пожилая женщина Вера со своим сыном Сергием. Они были беженцами из Киргизии, где также посещали храм Казанской иконы Божией Матери. Горячо и слезно, преклонив колени, они молились перед чудотворной коробейниковской иконой и о чем-то усердно просили. Вот именно их и избрала Божия Матерь на дальнейшее служение в своем Коробейниковском храме. Сергий, он же иеромонах Серафим, с 1994 по 1997 годы был наместником Богородице-Казанского коробейниковского монастыря, а его мать Вера – псаломщицей в храме.

Все это время (1992 – 1994) народ шел и шел в дом Галины Любицкой, а для хорошо ее знавших – монахини Глафиры, чтобы поклониться чудной иконе. И матушка, сколько могла, рассказывала историю ее обретения, о людях, которые хранили икону.

В начале лета 1994-го православные Барнаула торжественно проводили икону в восстановленный Коробейниковский храм, а к осени матушка Глафира (в схиме Евлогия) стала настоятельницей вновь образованного Знаменского женского монастыря.

Возвращение

В июне 1994 года наступило время возвращения обновившейся чудотворной иконы Божией Матери в восстановленный храм в селе Коробейниково Усть-Пристанского района. Время открытого почитания нашей Заступницы. По благословению епископа Антония с 27 июня икона Казанской Божией Матери находилась в Покровском кафедральном соборе Барнаула для поклонения, а 29 июня барнаульцы прощались с ней.

Начало крестного хода было торжественным и волнующим. Большую, почти в человеческий рост, икону Божией Матери, украшенную венком из живых цветов, укрепили в открытой легковой машине. Ее сопровождали священнослужители Барнаульской епархии, далее следовали автобусы с паломниками. Большое количество народа с церковными песнопениями, цветами, зажженными свечами встречало икону в городе Новоалтайске и селе Троицком. Далее крестный ход с Казанской иконой Божией Матери проследовал в успенскую церковь города Бийска. Не описать, какой теплый прием иконе Божией Матери был оказан в Бийске. Трудно было бы не заметить волнения священников, со слезами и коленопреклонениями встречавших святой образ. Далеко за полночь в Успенской церкви не смолкали словословия в честь Пресвятой Царицы Небесной.

Чудотворная икона посетила многие уголки Алтайского края – города и села, через которые везли ее в Коробейниково. Она милостиво принимала всех с умилением притекающих к ее образу. В Петропавловском районе к крестному ходу присоединились алтайские казаки, которые принимали участие в сопровождении чудотворного образа.

Великолепный, обновленный, с блистающими крестами на куполах стоял храм села Коробейниково в ожидании своей Царицы. Храм был восстановлен по инициативе руководителя предприятия АО «Полиэкс» (г. Бийск) А.В. Карпова. 3 июля 1994 года храм был вторично освящен епископом Барнаульским и Алтайским Антонием. Накануне освящения и прибыла в храм обновленная икона, проделав путь почти в полтысячи километров.

В то же время в Коробейниково был учрежден Богородице-Казанский мужской монастырь. Икона стала чтимой святыней обители. После надругания над ней злых безбожных людей, не любящих своей истории и культуры, после ее спасения и чудесного обновления по горячим сердечным молитвам благочестивых Ольги Перегудовой, Домники Капустиной и многих других православных людей  икона Божией Матери занимает свое прежнее место в храме села Коробейниково.

По благословению Его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия II установлен и день ее особого почитания – первое воскресенье июля.

Коробейниковская икона Казанской Божией Матери 8 августа 2005 года внесена в список святынь для общецерковного почитания.

Галина МАМЦОВА